Мир Музы авторский блог Лады Альтое

Литературный винегрет

В жизни каждого человека есть свой кошмар, то, чего он боится больше всего на свете, исключая общепринятые позиции «призовых мест» – боязнь боли, страх одиночества и, естественно, смерти.

Лично у меня за этой тройкой «признанных лидеров соревнования за право обладания пультом управления личностью» стоит кошмар литературного голода. Я панически боюсь остаться лицом к лицу, один на один с реальным миром, без каких-либо интерпретаций со стороны.

Меня охватывает ужас, когда я представляю себе глубину этой пустоты, осознаю расползшееся повсюду полное отсутствие смысла и объяснения. Я тут же спешу хотя бы чем-нибудь заполнить это великое Ничто.

Это аналогично ситуации, когда человек, потерявшийся в пустыне, в отсутствие пищи приходит в такое состояние, что когда ему на глаза попадается даже то, что он никогда бы не осмелился не то что съесть, но даже взять в руки, будь то мухоморы или тараканы, он готов запихнуть это в себя, лишь бы не умереть от голода.

Несмотря на то что я порой гурман, а иногда приверженец продуманной диеты, мне свойственны срывы, когда я сметаю все подряд. Бывает, что меня колбасит, как при беременности, и хочется то солененького, то сладенького, то кисленького.

У меня была беременная подруга, которую тянуло на тухлятину. Ничего не поделаешь, не всегда спасает сила воли – сильные тоже могут сломаться и под влиянием момента, какого-нибудь гормонального всплеска или мозгового затмения поступают несвойственным для них образом.

Приступы страха остаться без какого-либо чтива ввергают меня в периодические заносы в книжный мир. Это может быть книжный магазин, библиотека или хотя бы журнальный киоск.

Если выбор богат, как царское пиршество, то сначала я внимательно все оглядываю, чтобы понять, к чему припасть для начала, а что оставить на сладенький десерт.

Среди закусок, как правило, оказываются книги неизвестных мне авторов, выставленные на стенде «Книга месяца». Порой там действительно можно отыскать нечто стоящее – вещицу новоиспеченного автора, неожиданно заблиставшего на горизонте мировой литературы, с первого раза выстрелившего и попавшего точно в яблочко. Так в свое время пришли к русскому читателю Сесилия Ахерн, Марк Леви и Гийом Мюссо, не говоря уже о гораздо более раннем, «свалившемся» на нас в переводе Дмитрия Коваленина Харуки Мураками.

Вам выпала счастливая возможность, не сходя с насиженного (и налёженного) дивана телепортироваться в далекие миры и столкнуться там с некими героями, возможно, совсем не похожими на тех людей, которых вы до сих пор встречали в реальной жизни. Прошу прощения, чуть не сказала в плоской, линейной, предсказуемой и скучной жизни, где каждый день похож на предыдущий, как день Сурка, и максимум, что с вами может случиться, это когда кто-то ошибется номером телефона или дверью либо своими представлениями о вас, отчего на вашей гладкой и спокойной поверхности бытия пройдет мелкая рябь, как от брошенного камушка разойдутся круги на воде.

Я — Читатель, именно так – с большой буквы. А чем, собственно, отличается Читатель от так себе читателя? Так себе читатель берет без разбора то, что под руку попалось, и, полистав первые страницы, либо заглянет в конец книги, чтобы не утомлять себя многобуквием из-за нечего делать, либо все же немного почитает, пока зевота не одолеет.

Таких обычно вдохновляют на убивание времени чужие истории, боевики, фэнтези и слезливые женские романы. С книжками позаковыристее отношения у них, как правило, не складываются. Черт его знает почему, может, еще в советской школе аллергия приключилась оттого, что училка по литературе терпеть не могла чужое мнение и, строго следуя школьной программе, заставляла писать сочинения, придерживаясь составленного всем классом общего плана.

Какая там на фиг эпопея (а для кого-то, может, иопупея) «Война и мир»? А ведь еще некоторым на лето в порядке внеклассного чтения «Анна Каренина» предлагалась. Какая «Анна Каренина» в 16-17 лет? Этот роман в обязательном порядке надо читать всем девочкам в 35-40. Вот тогда-то их проймет и они поймут, что это же «контрольный выстрел в голову»!..

Про Достоевского даже начинать не буду, потому что, кроме его, господина Раскольникова, кокнувшего старушку-процентщицу да ее сестру Лизавету, среднестатистический горе-читатель никого и ничего не вспомнят. А о самом авторе, Федоре-то Михайловиче, они заикнутся только лишь по той причине, что он в компании с Толстым и Пушкиным у всего мира на устах. Да-да, вам заграницей их припомнят, когда узнают, что вы из России:«О, русский! Водка! Матрешка! Толстой, Пушкин, Достоевский!». У меня, правда, один знакомый с гораздо более глубоким восприятием культурного мирового наследия знает также о Пастернаке и Набокове, посему ему известно, что такое щи.

Впрочем, к чему тут щи, речь-то я веду о винегрете. Тогда позвольте на свой вкус кое-чего вам набросаю. Все то, что о любви, предложу как основу, начиная с «Ромео и Джульетты» и заканчивая слезливыми любовными романами.

Если вы – девочка и вам больше 40лет, то очень рекомендую «Любовь во время чумы» Габриэля Гарсиа Маркеса. Проникнитесь этой историей, чтобы кожей почувствовать, как страсть становится смыслом жизни, как стремление к недостижимому объекту обожания отправляет на «пожизненное заключение» всех грез на одной единственной цели – приблизиться настолько, чтобы появилась возможность слияния.

Сколько может длиться такой стимул? Ответ вы найдете в этом чудном романе. Если вы мужчина, то, пока живы, любовь толкает вас в спину в направлении возлюбленной, несмотря на то что всю свою сознательную жизнь она прожила в долгом и счастливом браке с другим. Она лишь озарила вас надеждой в юности и подпустила к себе только на закате жизни.

 

Добавим остренького. Лично я поклонница Стивена Кинга.

Когда вас обуревают необъяснимые страхи и волнения, а такое иногда накатывает, загляните на огонек к мастеру ужасов.

Обещаю, что вы переключитесь, поймете, что ваши личные страшилки – это анекдоты и комиксы по сравнению с «Дьюма-Ки».

Физически и морально надломленный герой романа сбегает от всех на некий остров, и то, что с ним там происходит, доказывает существование не только жизни после жизни, но и дополнительной реальности в этой новой жизни.

Нечто толкает его на поиски ответа на вопрос: каковы размеры Зла? А еще он захочет узнать, где оно, это Зло, поселилось: уж не у него ли внутри?

Возьмите в руки книгу «Лавка дурных снов», и ваш сон станет более спокойным и желанным.

Он обеспечит отдых мозгу, который до того планировал устроить какие-то козни вашей психике.

 

Научно-фантастический роман Дэниела Киза  «Цветы для Элджернона»– песнь о тех, кто не такой, как вы: у вас же нет ни времени, ни желания вникать в смысл существования других живых существ. Я не имею в виду собаку – друга человека, потому что, возможно, собак-то вы как раз и любите.

Конечно, как не любить собаку, ведь она вас облизывает языком, виляет хвостом, может, приносит вам тапочки, и вы ощущаете себя ее Богом. Другое дело крыса, которая перед вами не заискивает и вообще плевать хотела на ваши указания и желания.

Но речь даже не о крысах и не о мышах, а о таких же креатурах, как вы, – людях-человеках, которые по странному стечению обстоятельств оказались с вами не на равных.

Дауны, аутисты, слабоумные, субъекты с замедленным развитием – все они никогда не примеряли на себя такие варианты существования?

У них ракурс на жизнь совсем другой, они воспринимают эту реальность и то, что с ними происходит, по-своему.

По-своему – это не означает хуже или ограниченно, не исключено, что они в состоянии видеть и ощущать то, что в силу взлелеянной вами нормальности вам не дано увидеть, почувствовать и проникнуть в суть вещей.

 

«Марсианин»– добротный фантастический роман Энди Уира. Ну, кто-то из вас уже наверняка и снятый по нему фильм посмотрел (неплохой, кстати), но книженция, доложу я вам, просто отменная. Сыр-бор разгорается из-за того же: человек в предлагаемых обстоятельствах – герой-одиночка, бросающий вызов судьбе.

Тема не новая, но ведь нового в этом мире ничего уже не осталось, все опробовано, придумано, рассказано, показано, разложено, размножено… Поэтому остается лишь выбирать, чего нам, любимым, хочется.

Как в супермаркете, ходить и скучающим взглядом скользить по полкам: это уже пробовал, этого не хочу, этим обожрался, от этого получил отравление, это приторное, то жирное, а это вызывает несварение желудка. «Марсианин» – добротный продукт, оригинальное блюдо, приготовленное с соблюдением технологии, в которое добавили какой-то секретный ингредиент, отчего оно стало ой какое вкусное!

Роман австралийского писателя Грегори Дэвида Робертса «Шатарам».   Если вы тоже не понимаете, что происходит с миром, и даже боитесь пофантазировать, куда может забросить судьба человека и какие испытания ему наслать, то и не напрягайтесь – все уже придумано.

Если бы меня попросили в нескольких словах рассказать,о чем этот роман (большущий, кстати, около 1000 страниц), то я бы сказала так: он о «стержне» человека. Говорят, что это мальчиковая книга, но, как по мне, она для сильных духом.

 

«Жизнь взаймы» Эриха Марии Ремарка. Вызов смерти – удел бесстрашных и обреченных. Это еще один философский разворот в сторону извечных вопросов бытия:

 

«Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим?

В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим».

Омар Хайям

 

 Такие книги нужно читать хотя бы для того, чтобы напомнить себе, что мы не вечные.

Не то чтобы человек об этом не знает, но, увы, он очень часто это забывает и делает вид, что никогда не закончится.

Чтобы не выглядеть смешным и самонадеянным, надо периодически читать подобные вещи.

 

Могу продолжать бесконечно. И благодарю Вселенную, которая разбрызгала искры таланта на головы людей. Какое подлинное богатство, какое сумасшедшее везение! Пребывая в состоянии эйфории от обилия чужих вариантов видения, я погружаюсь в океан рассказов, как погружаются алчущие руки в сундук с драгоценными камнями. Поднимаю горсть и любуюсь на них сквозь лучи солнца –собственной мысли, что так гармонично накладывается, утопая в радуге разноцветного мира фантазии.

Ассорти из рассказов и новелл в переводе Норы Галь «Апрель в Париже»–настоящая роскошь, подарок гурману. Там вы встретитесь с давними знакомыми: Рэй Брэдбери, Сомерсет Моэм, О. Генри, Джером Дэвид Сэлинджер, Джек Лондон, Альберт Камю, Антуан де Сент-Экзюпери…

От двух рассказов – «Апрель в Париже» Урсулы КрёберЛеГуин и «Секрет мудрости» РэяБрэдбери–моя жизнь наполнилась дополнительным смыслом и глубокой мудростью.

С Харуки Мураками у меня давний и продолжительный роман. Ох уж эти его овцы! До сих пор не могу объяснить словами, что так зацепило за какой-то глубокий крючок в подсознании. Читайте между строк, учитесь визуализировать, обращаясь к написанным словам, дополняйте образами и формулируйте свою мысль, свое видение.

«Охота на овец»–третий роман из «Трилогии Крысы» после «Слушай песню ветра» и «Пинбол 1973». Только Харуки мог написать такую изысканную вещь, вскрывающую мозг. У него ведь не только свое видение реальности, замешанное на японских корнях, американском менталитете, любви к джазу, но еще и наследственность: дед Мураками был буддийским священником, а отец –преподавателем японского языка и литературы.

Сюжет «Охоты на овец» основан на китайской легенде о переселении души Овцы в Человека. Овца полностью заменяет личность Человека, а взамен он получает неограниченные возможности и силы, которые направляет на установление всемирного господства Анархии. Ничего не напоминает? О, сколько их, этих овец вокруг! Душа Овцы изматывает, опустошает Человека, а потом переселяется в другого.

Роман написан в стиле постмодернизма, но для себя я его классифицировала как жуткий и непоправимый реализм.

Помимо крупных романов, у Мураками есть чудесные небольшие, но весьма содержательные и богатые смыслом рассказы, новеллы. Меня сразило наповал повествование о Тони Такия (рассказ так и называется «Тони Такия», по нему снят фильм).

Джаз-музыкант (в этом образе Харуки отдает дань своему увлечению джазом) знакомится с девушкой-моделью и женится на ней. Но в ней нашел свое пристанище злой и неуправляемый дух, одержимый шопингом. Обладая материальными возможностями, модель скупала всю одежду и обувь самых известных кутюрье.

Не забыли, она – модель, следовательно, все то, что приобретала, сидело на ней просто идеально. Весь ее мир превратился в один огромный, бездонный шкаф. Одного не могла предвидеть модель – свою внезапную  смерть.

Опечаленный ее уходом из жизни муж через десять дней после похорон любимой жены дает объявление в газету: «Требуется девушка ростом около 165 см. Размер одежды – 7, обуви – 22. Зарплата высокая».

Почитайте и проникнитесь новым пониманием пустоты, забитой одеждой.

А его роман «Кафка на пляже»!.. Это же история Эдипа, перенесенного в современную Японию. Иная реальность, переплетение настоящего с возможным будущим. Мистика, вход в другое измерение, перемещение в потусторонний мир.

 

О Гийоме Мюссо можно сказать лишь одно: ай, какой французский француз! Глубина чувств и страх разочарования. Поиск своей единственной, может быть, давно потерянной, а может, придуманной любви… Роман «После…». Нам всем кажется, что мы держим свою жизнь под контролем. Почитайте и удивитесь!

Пожалуй, основная характеристика романов Гийома Мюссо – это дестабилизация личности, спровоцированная глубокой травмой, полученной когда-то в результате близких отношений.

Главный герой испытывает неукротимое желание добраться до сердцевины своего ужаса, чтобы ухватить змею за хвост и вновь почувствовать твердую почву под ногами.

Оттого и попадают персонажи Мюссо в причудливые обстоятельства, смещая реальность во времени и пространстве.

Читайте его «Ты там будешь?», «Зов ангела», «Бумажная девушка», «Здесь и сейчас», «Я не могу без тебя», «Централ-парк».

 

Еще один не менее глубокочувственный француз – Марк Леви. Начните с его романа «Те слова, что мы не сказали друг другу».

Я для себя охарактеризовала его как современный вариант романа Тургенева «Отцы и дети».

Но не спешите сразу делать выводы, сначала прочитайте. Это совсем другие отношения между близкими людьми (в данном случае отца и дочери).

А у вас какие отношения с вашими детьми? Полное взаимопонимание и безотчетная любовь?

Уважение, содержательный диалог; а за советом – сразу к вам?

И самое главное: на то, чтобы поддерживать такие отношения, вам хватает и желания, и времени?

Тогда примите мои поздравления.

Укажите ваш почтовый адрес – я пришлю вам открытку!

 

Мне, как человеку, по уши влюбленному в Венецию и Париж, особенно близок Эрнест Хемингуэй. Если бы сей колосс мировой литературы не побывал в этих городах и не проникся их духом, то от этого обеднели бы оттенки самих городов.

У меня в этом смысле есть своя теория:великие города задумываются и возводятся не только политиками, архитекторами, строителями, но и писателями, художниками, музыкантами.

Любовь и творчество – движущие силы человеческой жизни, потому что и там и там целый вагон фантазии. То, что не в состоянии ухватить своим взглядом обычный человек, будет подмечено настоящим художником.

Обертоны души, резонирующие и вибрирующие в своем диапазоне, насыщены атмосферой места и времени.

«Праздник, который всегда с тобой». Париж 1920-х. С тех пор прошло почти 100 лет, а я ловлю себя на мысли, что эта необъяснимая ностальгия по ушедшему (не моему ушедшему) все так же царапается внутри, вызывая желание Праздника.

Посмотрите фильм «Полночь в Париже», и вы поймете, что я имею в виду.

 

Уж коли я окунулась в прошлое столетней давности и конкретно в Париж, то не могу обойти вниманием и  Френсиса Скотта Фицджеральда. Он и его любимая жена Зельда – это была та еще парочка завсегдатаев творческой тусовки того времени.

Роман Фицджеральда «Прекрасные и обреченные» подтверждает мысль о том, что, как утверждают философы, развитие человечества происходит по спирали: все периодически повторяется, только на более высоком уровне.

Проблема молодых и депрессирующих, бунтующих неизвестно против кого и чего, страдающих ни о чем, стремящихся в пустоту, заканчивается полным разочарованием.Ну просто типичное описание современной молодежи, нигилистов нашего поколения.

А как вы думаете, не по этой ли самой причине повторяемости спустя 100 лет вдруг бросились экранизировать романы Фицджеральда: «Великий Гетсби» и «Загадочная история Бенджамина Баттона»? Захватывающе, современно, настоящие шедевры. Как вся классика в целом, это никогда не выйдет из моды.

Впервые познакомившись с Бернаром Вербером, я сразу даже не поняла, что он француз – уж очень наднациональным, непреднамеренно безменталитетным он мне показался. Смещение акцентов. Гиперболы.

Расширение рамок возможностей познания трехмерной реальности. Трилогия «Муравьи», дилогия «Танатонавты», трилогия «Мы, боги». Муравьи, обладающие коллективным разумом, поднатужатся и победят человека разумного в неравной схватке. Как может противостоять индивидуальный, уверенный в себе разум разуму коллективному?

Если вам лень раскочегарить себя на чтение больших романов, не хватает то ли времени, то ли усидчивости, то ли фантазии, тогда советую полистать сборник рассказов Вербера «Древо возможного и другие истории».

Обещаю, что эти рассказы-гипотезы, в которых в сжатой форме излагается история нашего будущего, перевернет ваше представление о гипотетическом грядущем и о вашей личной роли в жизни всего человечества. Представьте себе, каким станет мир, если:в центре Парижа упадет огромный вонючий метеорит; инопланетяне будут разводить людей, как домашних животных; окажется, что деревья – разумные, мыслящие существа; ваша собственная рука поднимет против вас бунт… Будущее – это подвластная стихия, о которой стоит задуматься уже сейчас.

Как человека, пардон, Читателя – разностороннего и всеядного, меня бросает от мистики к реальности, от глубоко чувственного к хитросплетенному. Так порой хочется устроить чайную церемонию с восточным философским тонким подходом, не спеша предаться медитации, заплутать в образах, порожденных собственным воображением при тесном контакте с авторским посылом.

Не со всеми получается интимность, потому что для близости нужно много компонентов, иначе волшебства не произойдет. Лично у меня получилось с Бананой Ёсимото (настоящее имя Махоко Ёсимото).

Видимо, дает о себе знать период времени, который я прожила в Японии и заразилась той особой жизненной философией неторопливого взаимопроникновения внутреннего мира и внешнего отражения.

«Кухня» Ёсимото – это настоящий шедевр о кухне человеческих отношений. Главная героиня романа больше всего на свете любит кухню, потому что наедине с ней намного лучше, чем наедине с собой. Какой прекрасный слог, как по мановению волшебной палочки, превращающий обыденные мелочи в нечто значимое!

Роман Ёсимото «Спящая» – мистическая, с примесью сюрреализма запутанная история духовного сна трех женщин. Тонкая грань между сном и явью. Характерный авторский стиль повествования – психологическая глубина, переплетение мистического и реального – наделяют новым смыслом, новой сутью мир вещей, приоткрывая тайны бытия.

 

Ловлю себя на мысли, что никак не могу остановиться потчевать вас литературным разнообразием.

Весь этот разносол оттого, что нравится мне пир на весь мир в компании людей, которые со мной на одной волне.

Еда, разделенная с ближним своим, гораздо вкуснее.

О вкусах не спорят, но для того, чтобы ощутить этот вкус, надо сначала отведать.

 

P.S. На этом мой винегрет не закончен. Ведь каждый год новый урожай стучится в наш холодильник.

Никто не должен умирать от литературного голода в наш век изобилия.

Скажу только, что продолжение следует. И приятного аппетита!

Добавить в закладки и с друзьями поделиться:
02.03.2017 / ГОСТИННАЯ / Теги: / Комментарии: 1
С этой статьей также читают:
Комментарии: 1
  1. Любовь
    05.03.2017 в 19:11 – Ответить

    Ладочка, спасибо большое!
    ОЧЕНЬ интересно и познавательно
    Ты большая умница!

Добавить комментарий

Наверх