Мир Музы авторский блог Лады Альтое

Автор статьи:  Лада Альтое

Чернильница

«Существование всегда ограничено только существованием <…>. Столько потерпевших неудачу существований, которые упорно возобновляются и снова терпят неудачи, напоминая неловкие усилия насекомых, опрокинутых на спину».

Жан Поль Сартр

мир музы,чернильницаЗа те два с лишним века, что она просуществовала, Чернильница уже сделала свои выводы и о человеческой самонадеянности, и о тщетности поиска смысла существования, и о цикличности глобального мыслительного процесса. Все повторяется один в один лишь с небольшими новыми нюансами. Ничего удивительного – дань времени.

Шли годы, сменялись поколения, очередной молодой человек обмакивал перо в чернила и выводит слова на чистом листе бумаги. Первые годы своего существования Чернильница с огромным интересом наблюдала за своими пользователями.

ГОД 1802

Перед Чернильницей сидел молодой человек. Обхватив голову руками, он неотрывно смотрит на пламя свечи. В его застывшем взгляде невозможно было разглядеть никаких эмоций до тех пор, пока первая слеза не сорвалась с дрожащих ресниц.

Это первый опыт соприкосновения Чернильницы с глубокомысленным представителем человеческого рода, обладающим к тому же столь тонкой душевной организацией. И вот они один на один, и Чернильница уже чувствует, что буквально через несколько минут произойдет их первый сеанс общения. Молодой человек тянется рукой к перу – все происходит, будто при замедленной съемке. Рука с пером зависает над Чернильницей, которая уже готова разделить мысли этого первого человека в своей жизни. От новизны ситуации ее переполняет волнение, она настроена на информативную волну и готова помочь ему излить на бумаге все нюансы переживаний, которые так занимают сейчас его мысли. Перо медленно погружается в Чернильницу. Первый опыт похож на электрический разряд. Это непередаваемо и волнительно – стать в первый раз соучастницей таинства появления на бумаге новых мыслей, новых идей, быть может, даже способных перевернуть что-то в человеческом Сознании.

От важности исторического момента Чернильницу распирает до такой степени, что чернила почти выплескиваются из нее при соприкосновении с пером. Первая клякса расползлась причудливым узором. Молодой человек вздрогнул. Чернильница замерла.

Но вот первые слова стали вырисовываться на листе бумаги: «Только птицам удается оторваться от земли. Только рыбам удается погрузиться в пучины морские. Пчелы способны проникать в суть цветения и превратить нектар в божественный мед. Муравьям – и тем удается построить идеально функционирующую колонию. Даже червяк способен проникнуть в земные толщи, где ему открывается тайна бытия. И лишь царю природы человеку ничего не подвластно: ни подняться ввысь, чтобы сверху посмотреть на бессмысленность суеты; ни погрузиться в бескрайние водные просторы, чтобы почувствовать себя эмбрионом Вселенной; ни проникнуть в сердце земли, пробивая слой за слоем, чтобы увидеть самую суть, самый центр, вокруг которого наросла жизнь. Не удается ему и создать идеальную государственную структуру, функционирующую хотя бы как муравьиная».

Чернильница вникала в каждое слово, выходившее из-под пера молодого человека. Завороженная мыслью, она участвовала в мироздании, в сотворении волшебного – уникального, нового взгляда на жизнь.

ГОД 1902

За прошедшее столетие Чернильница познакомилась со многими представителями рода человеческого и, что там говорить, невольно обнаружила, что слова – именно та форма выражения, по которой можно классифицировать эту разумную особь. Ей как основной участнице процесса пришлось пережить немало скучных и пустых изъяснений, жалоб, прошений, доносов и прочего бумагомарательства. Иногда Чернильнице откровенно было жаль чернил, у нее даже выработалась интуиция – дар предвидения. Сядет напротив нее очередной пользователь, обмакнет перо в чернила, глазки сузит, запыхтит себе под нос и начинает усердно брызгать своим скудоумием, аж капли пота выступают на лбу. На этом фоне шедевров макулатуры настоящие, глубокие мысли появлялись редко.

Молодой человек смотрел в никуда – сквозь время, сквозь пространство, сквозь навязанные границы, сквозь условности… Он уже давно так сидел. Его дыхание было ровным, никаких признаков волнения, даже намека на это. Чернильница уже поняла, что этот зря бумагу насиловать не будет. Она сосредоточенно уставилась в его стеклянные глаза и отразилась там, как в зеркале.

«Ну, давай же, поделись со мной, что тебя уводит в такие дебри мыслей, и я помогу тебе все изложить на бумаге», – пыталась внушить ему Чернильница.

Молодой человек вздрогнул и вышел из своего сомнамбулического состояния. Рука его потянулась за пером.

«Наконец-то», – оживилась Чернильница, дрожа от предвкушения чего-то приятного. Хорошо, что молодой человек был сосредоточен только на своих мыслях, иначе он заметил бы, как трепетала тень, отбрасываемая Чернильницей.

И вот он – волшебный момент, как в замедленном фильме: рука опускает перо в Чернильницу и приближается к чистому листу. Еще доля секунды и появятся они – долгожданные слова, раскрывающие перед миром новые мысли.

«Если бы человеку удалось выйти за пределы своих ограничений, предписанных природой; если бы он смог подняться над собой; если бы смог опуститься ниже самого глубокого дна… и отправиться в самые недра земные. Если бы мог человек оставить в покое свое бренное тело и свое мизерное Я, что он увидел бы? Смог бы он тогда понять мимолетность своего существования? А если бы понял, то наверняка приложил бы все усилия, все свои знания и возможности свои, чтобы как минимум не уничтожать себе подобных. Ни один животный класс не уничтожает своих сородичей, кроме высшего класса – человека разумного. Такова значит расплата за это отличие – разум?»

ГОД 2002

Она уже давно существует, и уже почти забыла, кем или чем является на самом деле. Помнится, что начинается на «че». «Черепаха? Очень может быть, ведь ее существование исчисляется не одним столетием. Однако если как следует покопаться в воспоминаниях, то… Точно, я – Чернильница!» – озарила ее внезапная мысль.

Так давно никто ею не пользовался и не создал ничего значимого, потому и не удивительно, что она забыла о своем предназначении.

Да, помнится, в свое время она познакомилась с проблемами человека. Быть может, что-то изменилось. Человек – существо разумное, интересно было бы узнать. Правда, есть одна загвоздка – последние десятилетия он использует другие способы и инструменты для изложения своих мыслей.

«У-уф-ф! Грустно, однако», – вздохнула засохшая от печальных размышлений Чернильница. Но внезапно случилось чудо. В один прекрасный день из комы ее вывела живительная влага, ранее служившая ей самым главным содержимым. Знакомый родной запах чернил растревожил воображение Чернильницы, и она напряглась в ожидании.

Молодой человек, сидевший за столом, медитировал. Глаза закрыты, руки расслабленно лежат на столе, пальцы сомкнуты и мудры, за ухом заложено перо. Чернильница не смела нарушить таинство момента и тихо ждала.

Молодой человек сделал глубокий вдох, выдох и открыл глаза. Вот он, священный момент – перо опускается в чернила.

«Господи, как давно это было! – подумала Чернильница, и все ее тело пронзила приятная дрожь. Слова ровными строчками ложатся на белизну бумаги. – Человеку доступно все. За время своего существования класс гомо сапиенс в лице его типичного представителя, человека разумного, сделал гигантские шаги в своем развитии. Ему удалось не только подняться высоко над Землей, преодолев закон притяжения, но и выйти за ее пределы, в открытый космос, и посмотреть оттуда на планету обетованную, как на отдельное небесное тело в системе других таких же. Человек построил подводные лодки и погрузился в океанские пучины. Он продырявил Землю и, изучив ее состав слой за слоем, обнаружил при этом для себя много полезного. Так, может быть, нет пределов и ограничений?..

Тем не менее человек все так же, как и столетия назад, не может справиться с ограничением в своем собственном Сознании. Он все так же не может договориться с самим собой и гармонично существовать с себе подобными. Слишком далеко еще человечество от создания такой схемы, такого обустройства общества, при котором невозможно уничтожать представителей своего вида. Никто в животном мире не нападает на себе подобных. И что же получается? Так ли он нужен, этот разум?».

Добавить в закладки и с друзьями поделиться:
18.06.2015 / Сказки на ночь / Теги: , комментария 2
С этой статьей также читают:
комментария 2
  1. Владимир Волкович
    18.06.2015 в 14:15 – Ответить

    Говорят, что самое сложное в нашем подлунном мире это — человек. Сколько не изучай его, сколько не познавай, всё равно останется множество нараскрытых тайн и загадок.
    Лада, привет!
    Интересный взгляд на homo sapiens со стороны предмета быта, наделённого наблюдательностью и способностью к рассуждениям. Причём, взгляд претерпевающий изменения с течением столетий, вслед за ростом технического прогресса. И неожиданный вывод — несмотря на высокий уровень проникновения человека в глубины окружающего мира, он не в силах побороть в себе первобытные истинкты: уничтожать себе подобного за место под солнцем или за надуманные идеалы.
    То есть, разум, данный природой для выживания рода, племени, вида, в конце концов, сохранил своё древнее предназначение. И сколько бы он не совершенствовался, не в силах возвысится над той древней заповедью: сначала «собе, собе и собе», а уж потом человечеству. Для человека собственное «Я» всегда важнее проблем человечества. И это преодолеть невозможно. Должно случиться нечто выходящее за рамки обычного разума, чтобы изменились эти установки.
    Я тоже попробовал написать от имени предмета. есть у меня миниатюра — «Шляпа».

    • Лада
      19.06.2015 в 15:20 –

      Владимир, огромное спасибо за комментарий. Всегда приятно, когда мысль удается донести. А то ведь так бывает, пишешь, и вроде тебе лично предельно понятно, а народ тебе «А это ты к чему?». Просто все по сути, могу использовать, как синопсис, или анотацию (вот так хитренько).

Добавить комментарий

Наверх